Середа, 30.11.2022, 06:44
Вітаю Вас Гість
Головна | Реєстрація | Вхід
Журнал ДНІПРО у 2013 р.



Бар «Купидон» появился в Киеве в 1993 г. За два года до этого юный Федор Баландин попал на киностудию в Голливуд и проработал там год: вначале дольщиком, затем – помощником ассистента. «Мне было 20 лет, я жил в трейлере своего друга на берегу океана. На работу добирался четыре часа, но тогда это было легко. Зарабатывал очень хорошо – примерно $ 2 тыс. чистыми в месяц», – вспоминает собственник клуба «Купидон». После работы юноша часто наведывался в многочисленные калифорнийские бары, где собирались творческие люди. И однажды, потягивая пивко в теплой компании, Федор понял: надо открыть подобное заведение в центре украинской столицы. Ведь на то время в Киеве ничего подобного не было, разве что пару безликих и безу-мно дорогих кооперативных кафе.

По возвращении домой, в 1992 г., господин Баландин сразу же принялся подыскивать помещение для будущего бара. По его словам, тогда купить нужную площадь было весьма сложно – ее попросту не продавали. И парень обратился за помощью к бывшему классному руководителю, который к тому времени стал заместителем главы одной из районных администраций столицы. Тот вызвал какого-то начальника жэка и попросил показать подходящие свободные помещения. «Как я теперь понимаю, этот человек не хотел мне ничего выделять. Ведь было много хороших свободных помещений, а он привел меня в подвал: на тобі, боже, що мені негоже», – рассказывает нынешний владелец кнайп-клуба «Купидон». Правда, позднее Федор Баландин понял, что на самом деле ему повезло. Как популярно объяснил ему один американский экономист, бар может стать успешным только при трех условиях: location, location и location. То есть главное в ресторанном бизнесе – месторасположение. А подвал, который господину Баландину сдали в аренду и который он спустя несколько лет выкупил, находится в самом что ни на есть центре Киева.

С помещением пришлось немало повозиться. Во-первых, вывезти горы хлама, так как ранее там были склады ЦУМа. Во-вторых, прорубить вход, опустить пол, приподнять потолок, передвинуть стены. И, наконец, сделать ремонт, дабы подвал преобразился в кафе. Чтобы осуществить задуманное, Федор проявил смекалку. «Нанять строителей тогда было достаточно проблематично. Поэтому я поехал в одну из воинских частей, вызвал прапорщика и сказал, что мне нужны солдаты. Мы условились о $ 300 – по тем временам хорошие деньги. Солдаты приходили утром, копали, выносили мусор, а вечером уходили». Не прошло и года, как подвал таки стал баром. Первоначальные Инвестиции в него составили $ 20 тыс., половину из которых Федор Баландин заработал в Голливуде, а остальное занял у родственников и знакомых.

Владелец «Купидона» создавал его в расчете на то, что бар станет местом встреч творческой и околотворческой интеллигенции. И туда действительно начали захаживать успешные художники и мажорные молодые люди, жаждавшие погреться в лучах чужой славы. Первые три года заведение существовало в американском формате: бар с бильярдом. «Я подсмотрел идею в США. «Купидон» сразу стал популярным. Здесь было два бильярдных стола, и они никогда не пустовали», – говорит Федор Баландин. Но через пару лет бильярдные появились по всему городу, и «Купидон» перестал выделяться из общей массы. К тому же клиенты, которых интересовал только бильярд, стали отдавать предпочтение другим кафе и барам, где не нужно было ждать очереди, чтобы поиграть. Увидев это, хозяин «Купидона» взял в аренду еще одно помещение – специально под бильярдную. Но век ее был недолог: этот бизнес у Баландина не заладился. Возможно, потому, что он не вникает в дела конкурентов. Причем на вопрос, кого собственник «Купидона» считает конкурентами, он отвечает примерно так: «Я слежу за тем, что происходит в моем клубе, а что делают другие, мне неинтересно».

Футбол и пиво

Через три года после открытия формат «Купидона» несколько изменился. Вначале из него исчезли бильярдные столы – на их месте выросли шесть барных стоек. А вскоре появились и телевизоры. «В 1996 г. в Украину вернулся Валерий Лобановский – и начался футбольный бум. Когда играло «Динамо», улицы пустели. Так в один непрекрасный вечер опустел мой бар – все клиенты разошлись по домам смотреть футбол. Помню, взял такси, поехал домой, схватил телевизор и привез сюда. Затем на листе бумаги написал большими буквами объявление: «Следующий футбольный матч смотрите в «Купидоне», – рассказывает Федор Баландин. С тех пор футбольные фанаты буквально осаждают бар, когда играет их любимая команда.

И почти тогда же «Купидон» обзавелся диковинным по тем временам оборудованием для разлива пива из кег. Сегодня в это трудно поверить, но в середине 1990‑х годов хорошее разливное пиво было редкостью. Оно относилось к дорогому сегменту, и торговали хмельным напитком – понятно, импортным – только в нескольких валютных точках. «И когда я узнал, что на пивзаводе «Оболонь» появилось такое импортное оборудование, то договорился с одним из посредников завода об аренде с правом выкупа и в течение двух лет ежемесячно отчислял по $ 100 из личных средств. А заполучив его, радовался, как ребенок, и, конечно же, гордился собой. Установив оборудование, «Оболонь» стала снабжать меня разливным пивом. Правда, за товаром мне приходилось самому каждую неделю мотаться на завод – тогда логистики еще не было», – делится господин Баландин.

Вслед за «Оболонью» оборудование для разливного пива появилось и у запорожского «Славутича». Но этот завод, по словам собственника «Купидона», далеко не сразу согласился продавать ему разливное пиво. Тогда производители сами решали, кому из рестораторов продавать пиво, а кому – нет (теперь с точностью до наоборот). И как только в «Купидоне» появилось разливное пиво, от посетителей не стало отбоя. Хотя этот напиток был в баре не всегда, так как два завода просто физически не успевали «напоить» всех жаждущих торговать разливным пивом. «Люди заходили в бар и спрашивали не о том, какое есть пиво, а о том, есть ли оно вообще. Для ресторанного бизнеса это были золотые времена. Пиво стоило 4 грн., или $ 2. Рентабельность была, наверное, 1000 %», – проговорился хозяин «Купидона». Поэтому вложенные $ 20 тыс. он вернул уже через три года после открытия заведения. Правда, в 1998 г. времена перестали быть золотыми – курс гривни резко упал, а рентабельность ресторанного бизнеса снизилась до 20 %. «Пиво мы продавали, как и прежде, по 4 грн., но это уже были не $ 2, а примерно $ 0,8», – не без горечи говорит Федор Баландин.

We will rock you

С 2001 г. на просторах СНГ активизировалось рок-н-рольное движение. В Украине частыми гостями стали российские рок-группы. Начали появляться как грибы после дождя и отечественные. И тогда же владелец «Купидона» стал организовывать в баре рок-фестивали, приглашая неизвестные украинские группы, которые, по его мнению, заслуживали внимания: «Одних я находил прямо в переходах станций метро и тащил в «Купидон». Другие выходили на меня сами. Причем не только киевляне, но и жители райцентров. Приезжали и музыканты из Западной Украины». Поскольку большинство выступавших в «Купидоне» групп были украиноязычными, постепенно в бар начала подтягиваться патриотически настроенная публика. Со временем «Купидон» стал пользоваться особой популярностью у творческой интеллигенции. И в 2003 г. Федор Баландин решил преобразить свое детище на львовский манер. Для этого он пригласил из Львова довольно известного художника Владимира Кауфмана, который с удовольствием взялся за работу. Правда, запросил за нее почти нереальную по тем временам сумму – $ 30 тыс. Господин Баландин, хоть и со скрипом, но согласился на такие условия – взял на три года кредит в Укргазбанке. Художник колдовал над новым интерьером целый год. И все это время бар не работал, а его хозяин, соответственно, не имел с него ни гроша. Но результатом остался доволен – у «Купидона» появилось свое лицо. «Это такой себе сквер-бар, где царит особая атмосфера», – с гордостью говорит Федор Баландин. Стены украшены фресками, на которых изображен бог Купидон. Мебель весьма оригинальная: все столы, стулья, диваны абсолютно разные по форме, стилю, возрасту. Все это добро художник купил на львовской барахолке. К железным колоннам прикреплены лопаты, вилы, пионерские горны. В углублениях стен красуется ретро-техника: патефон, допотопный тяжеленный телефон.

«Раньше люди часто ходили друг к другу в гости и устраивали посиделки на кухне. Теперь они все чаще встречаются где-нибудь в кафе. Но все же многие тоскуют по домашней, кухонной, атмосфере. Думаю, что в сегодняшнем «Купидоне» эта атмосфера присутствует», – рассказывает господин Баландин. Кстати, когда в 2004 г. бар открылся после ремонта, то стал именоваться кнайп-клубом. Это название он позаимствовал у львовян, именующих «кнайпами» небольшие бары, где любит собираться интеллигенция.

Отличительная черта кнайп-клуба «Купидон» – наличие двух книжных лавок. В одной из них продаются книги, изданные в Украине, – в основном современная отечественная литература. Другая – букинистическая (она появилась в баре лишь год назад). Нельзя сказать, что Федор Баландин был первым ресторатором, который решил открыть в своем заведении книжную лавку. Кафе подобного формата в Киеве существовали и раньше. Взять, к примеру, «Семейство Бабуин». Управляющий партнер этой сети Полина Логвинова говорит: «Мы открылись в 2001 г. Идею выносили сами, положив в ее основу поговорку «С миру по нитке...». Книги появились у нас сразу». По ее словам, как только в «Купидоне» появились книги, он стал конкурентом «Бабуина»: «Мы разделяли общую часть аудитории, которую можно охарактеризовать как creative people. Для представителей этого редкого класса важнее всего среда общения, и это несравнимо ни с ожиданиями от сервиса, ни с кулинарными претензиями». Правда, примерно пару лет назад «Книжная кофейня Бабуин» была закрыта, поскольку закончился срок аренды, а местные власти отказались ее продлить. Так что сейчас у «Купидона» конкурентов нет. Хотя это временное явление. «Мы будем открываться опять. Но только в собственных помещениях или в помещениях бизнес-партнеров», – говорит управляющий партнер «Семейства Бабуин». По ее словам, заведения подобного типа могут открываться и закрываться по мере спроса: мол, это «исключительно индивидуальный пошив». Чтобы открыть кафе такого формата на арендованных площадях, сегодня нужно вложить не менее $ 150 тыс. Кстати, книжный магазин есть также в столичном баре «Фондю», а в «Декадансе» – библиотека. По мнению Полины Логвиновой, сравнивать эти заведения с «Купидоном» нельзя, поскольку там все другое – и книги, и публика. Она уверена: «Купидон» – явление, к которому нельзя примерить категорию успешного или неуспешного менеджмента».

По словам Федора Баландина, поначалу его книжные магазины были убыточными, и только год назад стали приносить до 30 % общего дохода (с учетом выездной торговли и оптовых продаж). К тому же они привлекают больше посетителей. Господин Баландин популяризирует свой бар, что называется, дешево и сердито. На традиционную рекламу не тратится. Зато проводит в «Купидоне» различные культурные мероприятия, которые вызывают интерес у соответствующей публики. Например, устраивает литературные вечера с участием раскрученных писателей, поэтов, а также журналистов. Говорит, что литераторам ничего не платит. Мол, им такие вечера и без того выгодны – ведь это тоже PR. Раз в неделю владелец кнайп-клуба приглашает также молодых рок-музыкантов (за вечер группа получает $ 100‑150). Правда, сегодня рок-вечерами никого не удивишь – такое практикуют во многих киевских пабах, да и публика ими уже несколько пресытилась. Кроме того, с домашним заведением, каковым позиционирует себя «Купидон», громкая музыка как-то не очень вяжется: ведь люди приходят туда в основном пообщаться. Судя по всему, собственник кнайпы это понимает и говорит, что вскоре от рокеров откажется.

Джентльмены пьют не закусывая

Федор Баландин говорит, что некоторые воплощенные в баре идеи ему подсказали посетители. Например, пару лет назад один из завсегдатаев посоветовал ему провести Интернет и позволить клиентам пользоваться им бесплатно. Владелец бара так и сделал. Теперь в «Купидон» люди приходят не только развлечься, но и поработать. Причем посетителей достаточно и вечером, и днем. Поток клиентов не уменьшился даже сейчас, при кризисе. «Я заметил эту особенность еще в 1998 г. Во время кризиса посетители почти не заказывают закусок, зато не экономят на выпивке. Люди опасаются, что завтра возможности посидеть в баре может и не представится», – уверяет владелец кнайп-клуба.

Судя по всему, нынешнего кризиса он не очень боится. Во всяком случае, продолжает вкладывать средства в «Купидон». Буквально на днях тут установили новую вытяжку, которая не вдувает, а выдувает воздух (хозяин взял ее в лизинг, поскольку покупать, по его словам, очень накладно: такая техника стоит примерно € 15 тыс.). То есть все запахи улетучиваются через специальный воздуховод. Так что теперь в «Купидоне» комфортно дышится даже некурящим. Господин Баландин говорит, что в развитие ресторана он вкладывает 80 % прибыли (деньги идут не только на закупку необходимой техники, оборудования, но и на персонал) и только 20 % оставляет себе. По его оценке, сегодня рыночная стоимость «Купидона» – как минимум $ 1,5 млн. Управляющий партнер «Семейства Бабуин» Полина Логвинова с этой оценкой согласна. Правда, добавляет, что это цена «Купидона» вместе с помещением. Хотя понятно, что в условиях финансового кризиса по рыночной цене никто паб покупать не станет, да и речи о его продаже пока не идет. По словам Федора Баландина, в докризисное время рентабельность бара средней руки составляла примерно 70 %, а сегодня – 35‑40 %. Прежняя рентабельность его клуба иногда достигала 100 %, а теперь – тоже 35‑40 %. Генеральный директор компании «Ресторанный консалтинг» Ольга Насонова считает, что средняя рентабельность столичных пабов – 25‑30 %. По ее словам, большинство пабов и пивных ресторанов прочно оккупировали средний ценовой сегмент (средний чек – 70‑150 грн. на человека). Совсем небольшой процент – это дорогие пивные заведения, например «Бель Вью», «Ла Космополит», «Трюфель» (средний чек – более 200 грн. на человека).

В общем, у таких заведений особого повода для паники пока нет. Правда, только если бар работает в собственном помещении. На арендованных площадях выжить в кризис тяжеловато. «Мне особо переживать не приходится – я давно выкупил помещение. А вот те, кто арендует площади в центре Киева, оказались в сложном положении. Ведь, подыскивая помещения, они не очень-то торговались с арендодателями – платили столько, сколько просили. Как они будут выкручиваться теперь, не представляю. Тем более что арендная плата привязана к доллару, курс которого в последнее время сильно подскочил», – говорит господин Баландин.

Ольга Насонова тоже уверена: «В кризис могут выжить прежде всего те предприятия, которые находятся не в арендованных помещениях. А также наиболее популярные заведения, работающие не менее двух-трех лет, даже на арендованных площадях». По ее словам, хотя кризис только начался, его уже ощутили все операторы рынка: недорогие пабы потеряли 10‑15 % выторга, среднеценовые – до 40 %.

Всего на столичном рынке работает около 1,6 тыс. ресторанов, из которых 49 – пивные рестораны и пабы. Согласно прогнозам экспертов, общий объем ресторанного рынка к концу 2008 г. составит $ 850‑860 млн. (в 2007‑м – $ 810 млн. Правда, тогда в Киеве было 1,5 тыс. питейных заведений). В этом объеме доля специализированных пивных заведений не превышает 4,2 %. Но весной следующего года на этом рынке следует ожидать резкого ухудшения ситуации.

Сам же господин Баландин признается: во время кризиса он не собирается повышать в «Купидоне» цены на выпивку, так как это основная статья дохода. Мол, повышать – себе дороже, поскольку посетители могут разбежаться. И не намерен сокращать расходы – это тоже чревато: «По опыту предыдущих кризисов знаю: тот, кто начинал экономить или же останавливал бизнес, проигрывал. Если теряешь динамику, то потом восстановиться очень тяжело».
Пошук
VIP Партнери
Автоматизация Вентилируемые фасады Пневмоцилиндр купить Киев Профиль
Реєстрація
Соц. Мережі
На розвиток сайту
Наше опитування

Розроблено
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Теги
ичня карпенко карпенко любов любов карпенко поєзія сніги батько хвороба родина
Copyright Ukrainian Cultural Literature Artistic Magazine DNIPRO